Кузница

Памятник архитектуры представляет собой одноэтажное кирпичное
здание с двухскатной крышей. Он расположен в нескольких метрах от левого
берега реки Барнаулки, к которой обращен своим южным фасадом. Западный
фасад обращен к зданию б. Первой плавильной фабрики Барнаульского
сереброплавильного завода. К левому углу северного фасада здания
примыкает современное кирпичное одноэтажное помещение фабричной
столовой бывшей спичечной фабрики.

Памятник имеет прямоугольный план, однако к правому углу
южного фасада пристроен современный деревянный чулан, закрывший три
оконных проема здания.
Здание стоит на земляном грунте. В качестве фундамента использован
природный камень, на которых расположены гранитные блоки
прямоугольной формы, в свое время служившие цоколем.
Примерно на уровне нижнего края цоколя, в срезе грунта заметна
горизонтальная глиняная полоса шириной около полуметра, опоясывающая
по периметру все здание. Этот глиняный «замок» служил своеобразной
отмосткой, предохраняющий фундамент от воздействия сточных вод и
оказавшейся с течением времени недостаточной, что привело к замоканию
нижней части здания и частичному разрушению раствора кирпичной кладки.
Культурный слой, выросший со времени создания глиняного «замка»,
представляет собой смесь земляного грунта со строительным мусором с
небольшим вкраплением шлака и остатков рудных минералов.
Во время проведения раскопа у южной стены в 1991 году в грунте был
обнаружен берестяной жеребий 1840-х годов, а между камнями фундамента –
монета 1848 года достоинством 1/2 копейки.
Стены из красного глиняного кирпича сложены на известковом
растворе. Размеры кирпичей разнообразны, это проявляется на каждом
фасаде. На лицевой стороне нижней части северного фасада преобладает
кирпич размером 30х15х7 см; на западном фасаде – 28х13х7 см; на южном –
32х15х6 см. На торце некоторых кирпичей южного фасада имеются
выпуклые клейма (рис. и рис. ).
Все стены здания несут следы многократной известковой побелки либо
затирки известковым тестом.
В настоящее время на южном фасаде имеется 6 лучковых оконных
проемов, 3 лучковых дверных проема и один прямоугольный проем
несколько меньшего размера.
На западном фасаде расположены 5 лучковых оконных проемов, два из
два из которых заложены кирпичной кладкой. Над ними – кирпичный фронтон, в
центре которого находится овальное слуховое окно с простым наличником из
кирпича.
На северном фасаде – один дверной проем прямоугольной формы, один
лучковый дверной проем, восемь лучковых оконных проемов, из которых
два – более узкие, а также ясные следы одного заложенного проема.
Восточный фасад сохранил овальное слуховое окно в треугольном
фронтоне – такое же, как и на фронтоне западного фасада.
Здание по периметру опоясано 3-полочковым карнизом, выполненным
кирпичной кладкой. Характерно, что способ выполнения карниза различен на
разных участках фасадов. Так, на северном фасаде большая часть карниза
выполнена сплошным тычковым рядом поставленных на ребро кирпичей. На
южном фасаде хорошо сохранились фрагменты карниза, образованного
чередованием попарно поставленных на ребро и положенных друг на друга
кирпичей. Такое разнообразие кладки карниза заставляет предположить
различные строительные периоды его выполнения. Кирпичный карниз
выполнен с применением лекального кирпича.два изкоторых заложены кирпичной кладкой.
Над ними – кирпичный фронтон, в центре которого находится овальное
слуховое окно с простым наличником из кирпича.
На северном фасаде – один дверной проем прямоугольной формы, один
лучковый дверной проем, восемь лучковых оконных проемов, из которых
два – более узкие, а также ясные следы одного заложенного проема.
Восточный фасад сохранил овальное слуховое окно в треугольном
фронтоне – такое же, как и на фронтоне западного фасада.
Здание по периметру опоясано 3-полочковым карнизом, выполненным
кирпичной кладкой. Характерно, что способ выполнения карниза различен на
разных участках фасадов. Так, на северном фасаде большая часть карниза
выполнена сплошным тычковым рядом поставленных на ребро кирпичей. На
южном фасаде хорошо сохранились фрагменты карниза, образованного
чередованием попарно поставленных на ребро и положенных друг на друга
кирпичей. Такое разнообразие кладки карниза заставляет предположить
различные строительные периоды его выполнения. Кирпичный карниз
выполнен с применением лекального кирпича.В треугольных фронтонах
западного и восточного фасада четко прослеживаются следы реконструкции,
сделавший первоначальный угол наклона крыши более пологим.
Свес крыши небольшого выноса обшит досками и рейкой несложного
профиля – аналогичное устройство довольно часто встречается на многих
барнаульских зданиях конца ХIХ – начала ХХ века.
Двухскатная крыша в настоящее время имеет кровлю из
металлочерепицы.
Характерной особенностью внутренних стен здания является наличие
усиления их в виде чугунной арматуры.
В нескольких помещениях здания в интерьере стены выронены,
оштукатурены. Большую ценность имеет наличие в одном из помещений
хорошо сохранившейся печи, особую выразительность которой придает
применение в ее конструкции лекального кирпича. Интересен также
сохранившийся дверной проем с филенчатым дверным полотном,
окрашенным в благородный и характерный для классицизма «селадоновый»
цвет.
Натурное обследование выявляет следы неоднократных реконструкций
и ремонтов, относящихся к разным периодам строительства. Такой вывод
подтверждается разнообразием размером кирпичей, различным способом
кладки кирпичного фриза, изменением формы фронтона, а также
разнообразием формы и конструкции оконных и дверных проемов.
Такие особенности строительной технологии, как использование камня
и гранитных блоков в устройстве фундамента и цоколя, железная перемычка
оконного проема, а также использование большеразмерного кирпича – все
это характерно для гражданского строительства на Алтае конца ХVIII —
начала ХIХ веков. Значительный возраст здания подтверждается и глубиной
культурного соля, выросшего за это время.
Стилистически здание весьма неоднородно, пропорции его искажены
из-за высокого культурного слоя, однако его фасады сохранили некоторые
черты, присущие русскому классицизму начала Х1Х века – строгость и
простота композиции и декора, наличие фронтонов, украшенных овальными
слуховыми окнами, общее благородство пропорций.
Типологически рассматриваемое здание близко постройкам
хозяйственного и производственного назначения.
На территории, где находится рассматриваемый памятник, до 1893
года располагался Барнаульский сереброплавильный завод. Как и все
сереброплавильное производство Алтая, Барнаульский завод в ХVIII – ХIХ
вв. принадлежал Кабинету Его Императорского Величества.
История Барнаульского сереброплавильного завода начинается с
1730-х годов, и за все время своего существования он оставался наиболее
совершенным из всех сибирских заводских комплексов. В течение полутора
столетий со дня своего основания завод являлся главным градообразующим
фактором в становлении и развитии Барнаула.
К 30-м годам ХIХ века на территории завода сформировался крупный
архитектурно градостроительный ансамбль, производивший на
современников сильное впечатление благодаря стилевому единству зданий,
выдержанных в формах архитектуры русского классицизма. В создании этого
ансамбля последовательно принимали участие первые профессиональные
архитекторы Алтая: А.И. Молчанов, Л.И. Иванов, Я.Н. Попов, а также
горный инженер М. С. Лаулин.
В основных производственных цехах-фабриках Барнаульского завода
имелся полный цикл сереброплавильного производства. Завод был оснащен
многочисленными подсобными предприятиями. Подавляющая часть
вспомогательных цехов располагалась на общей производственной
территории и составляла вместе с основными цехами единый ансамбль
завода.
Заводскому комплексу довелось пережить несколько разрушительных
наводнений и пожаров, причем после каждого из таких катаклизмов многие
здания и сооружения не только не ремонтировались, но и отстраивались
заново, иногда значительно меняя свой прежний облик.
Между тем, планировочная структура заводского комплекса,
развиваясь, не претерпела радикальных изменений.
На одном из самых первых планов Барнаульского завода,
составленном «геодезии прапорщиком Пименом Старцевым» в 1748 году,
территория, где расположен интересующий нас памятник, еще свободна от
какой-либо застройки. Как раз на этом месте находилась широкая заводь р.
Барнаулки /2/.
На хранящемся в ЦХАФ документе, представляющем собой копию с
плана заводской и городской застройки, представлена экспликация, из
которой следует, что интересующее нас здание являлось «Кузницей и
сереброразливочной». Датировка этого плана не указана, однако, судя по
планировке завода территории будущей Демидовской площади, можно с
достаточной степенью вероятности предположить конец ХVIII – начало ХIХ
века.
Г.Д. Няшин в книге «Некоторые моменты истории Барнаула»,
основываясь на архивных документах, указывает, что «в 1787 году в
Барнаульском сереброплавильном заводе имелись следующие каменные и
кирпичные постройки: два корпуса с печами, горнами и кузницей; важня для
приема руд; кладовая для свинца; кладовая двухэтажная для содержания
денежной казны, минерального кабинета, библиотеки и архива; заводская
аптека; церковь» /3/.
Отсюда можно сделать вывод, что кузница, являясь необходимым
звеном технологического процесса, конечно присутствовала на Барнаульском
заводе, но в то время еще не выделилась в отдельное самостоятельное здание.
Аналогичные данные представляет и Т.М. Степанская, которая,
ссылаясь на архивные документы, указывает, что «в сообщении
начальника Колывано-Воскресенских заводов Г. Качки от 1 марта 1787 года в
числе каменных зданий в Барнаульском заводе названы: два корпуса с печами
и горнами, кузницей…». Далее Т.М. Степанская отмечает, что, «как
свидетельствует выписка из журнала Колыванской Горной экспедиции от 16
мая 1793 года, большая часть перечисленных выше зданий была разрушена
наводнением, случившимся 2 мая 1793 года».
Наиболее ранний из обнаруженных чертежей, позволяющий судить о
планировке и фасаде Кузницы, опубликован в книге «Строительство
вододействующих устройств на Алтае в ХVIII веке», причем авторы
публикации относят создание этого чертежа ко второй половине ХVIII века.
Кузнечный цех на этом чертеже разделен двумя капитальными стенами на
три части, причем западная часть (при условии верной идентификации с
существующим зданием) не соединена проемами с общим пространством и
имеет отдельный вход на северном фасаде через восьмигранный тамбур. В
центральное помещение, не имеющее окон, ведет широкий дверной проем на
северном фасаде. Восточная часть имеет 12 оконных проемов и дверной
проем, соединяющий ее с центральным помещением. Изображенный на
чертеже северный фасад выполнен из кирпича, не оштукатурен. Над
оконными проемами расположены небольшие прямоугольные сандрики.
Углы здания отмечены рустом. Рустом же отмечено членение, отвечающее
внутренней планировке здания, а также вход в центральное помещение.
Тамбур имеет окно на северной грани и два входных проема. Завершается
тамбур низкой шатровой крышей.
В исследовании М.Ю. Юдина представлен еще один чертеж,
показывающий план с оборудованием и три фасада «Кузницы и
сереброразливочной» /9/. Автор публикации датирует этот чертеж 1807
годом. Это здание принципиально ничем не отличается от рассмотренного
выше, но вносит некоторые уточнения. Так, на западном фасаде уже убраны
два из пяти оконных проемов. Все остальные проемы, включая проемы
тамбура, соответствуют чертежу «Кузнечного цеха». Добавляются сведения о
верхней части здания: в самом центре, на коньке крыши располагалась
печная труба, еще четыре кирпичных трубы располагались симметрично по
южному скату крыши.
Сам М. Юдин так описывает интересующий нас памятник: «Здание
кузницы Барнаульского завода объединяло в своем корпусе ряд подсобных
предприятий: кузницу, слесарную, инструментальную и «пробирную».
Кузница имела строго симметричный план размером 17,7 х 57, 1 м. В средней
части плана находилось кузнечное отделение с 4-мя кузнечными горнами. В
левой части здания две небольшие комнаты занимались слесарным цехом,
третье помещение отводилось под инструментальное отделение. В правом
конце кузнечного корпуса располагалась лаборатория, оборудованная одним
плавильным горном. Она была изолирована от остальных цехов и имела
самостоятельный выход через тамбур, расположенный на главном фасаде в
форме восьмигранного павильона.
Архитектурное оформление здания соответствовало внутренней
планировке. Поперечные стены и дверной проем кузницы были отмечены
рустами. Прямоугольные окна оформлялись простыми наличниками и
надоконными вставками. Контраст белых рустов и вставки с
неоштукатуренной гладью кирпичных стен придавал фасаду своеобразную
красоту» /9/.
Более подробно описание помещений и оборудования дано в
экспликации на чертеже «План и фасады кузницы и сереброразливочной» завода
объединяло в своем корпусе ряд подсобныхпредприятий:
кузницу, слесарную, инструментальную и «пробирную».
Кузница имела строго симметричный план размером 17,7 х 57, 1 м. В средней
части плана находилось кузнечное отделение с 4-мя кузнечными горнами. В
левой части здания две небольшие комнаты занимались слесарным цехом,
третье помещение отводилось под инструментальное отделение. В правом
конце кузнечного корпуса располагалась лаборатория, оборудованная одним
плавильным горном. Она была изолирована от остальных цехов и имела
самостоятельный выход через тамбур, расположенный на главном фасаде в
форме восьмигранного павильона.
Архитектурное оформление здания соответствовало внутренней
планировке. Поперечные стены и дверной проем кузницы были отмечены
рустами. Прямоугольные окна оформлялись простыми наличниками и
надоконными вставками. Контраст белых рустов и вставки с
неоштукатуренной гладью кирпичных стен придавал фасаду своеобразную
красоту».
Более подробно описание помещений и оборудования дано в
экспликации на чертеже «План и фасады кузницы и сереброразливочной»
где указано следующее: «1 – кузнечные горны; 2 – слесарная камора; 3 –
инструментальная; 4 – чулан; 5 – лестница для ходу на верх; 6 –
сереброразливочная камора; 7 – горн; 8 – шесток для выгребания на оном
угля; 9 – изложница; 10 – пустота, в которую от мехов по проведенным
трубам проходит воздух; 11 – ход за фурму; 12 – трубы от кузнечных горнов».
На рисунке «Вид Барнаульского завода», который М. Юдин датирует
1820-ми годами /6/, изображены кирпичные здания Первой и Второй
плавильных фабрик, обжигальной и Кузницы. Северный фасад Кузницы на
этом рисунке имеет два тамбура («павильона») под шатровыми крышами. На
внешних гранях тамбуров имеются по одному окну прямоугольной (как и на
фасаде здания) формы, а на северо-восточной грани расположены арочные
дверные проемы. Углы здания рустованы, под карнизом тянется фриз,
образованный ритмичным чередованием небольших объемов. Такой же фриз
опоясывает тамбуры. Широкий прямоугольный вход в центре этого строго
симметричного по композиции фасада украшен замковым камнем.
Изображение зданий на этом рисунке, конечно, достаточно условно, —
здесь, скорее, зафиксировались особенности восприятия современниками
произведений архитектуры. Вместе с тем, данное изображение
идентифицируется с двумя рассмотренными ранее чертежами.
Следовательно, без сколько-нибудь существенных изменений здание
сохранялось до 1830-х годов.
Еще один интересный чертеж Кузницы помещен в работе Т.М.
Степанской, где изображены план и фасад этого здания. Оригиналы
хранятся в ЦХАФ. Изображенное здесь здание легко узнаваемо, и тем
интереснее отметить существенные отличия. Прежде всего это относится к
тамбуру, почти квадратному в плане и без оконных проемов. Далее, по
сторонам широкого дверного проема в центре северного фасада обозначены
окна. Сами оконные проемы получили другое украшение, — замковый камень.
В целом же фасады более строги, менее дробны по пластике и, сохраняя
принципы классицизма, все же имеют тенденцию к его более зрелой форме –
ампиру. Между тем, автор публикации относит изображение к последней
четверти ХVIII века (хранящийся в ЦХАФ чертеж не датирован).
В 1893 году Барнаульский сереброплавильный завод был закрыт, а его
производственные помещения стали переоборудоваться до нужды
Барнаульского лесопильного завода. Основные и вспомогательные
помещения завода этого времени подвергаются некоторым реконструкциям,
вызванными приспособлением к новым технологическим процессам.
На одном из чертежей, представляющим собой проект
перепланировки территории Лесопильного завода (из частной коллекции, не
датирован), здание б. Кузницы обозначено как «кв. заведующего». Столь
радикальное изменение функционального назначения производственного
здания, конечно же, должно было повлечь за собой столь же значительные
изменения в его планировке и благоустройстве.
Ценные сведения о памятнике этого периода представляет нам
«Выкопировка земельного участка бывшего Барнаульского
сереброплавильного завода», датируемая 1920-1928 гг. Судя по этому
чертежу, у левой половины южного фасада в то время был разбит маленький
сквер с регулярной планировкой. В центре этого же фасада к зданию
примыкала некая пристройка. Два разных объемов пристройки сделаны у
восточного фасада и еще два – у северного.
Вполне вероятно, что здание выглядело так и гораздо раньше – еще в
самом начале ХХ столетия, когда служило квартирой заведующего
Лесопильным заводом. Такое предположение рождается при сравнении
соответствующего фрагмента «выкопировки» с фотооткрыткой начала ХХ
века, где достаточно ясно видны южный и часть восточного фасада
памятника.
В годы Советской власти лесопильный завод им. И.С. Казанцева
(названный так в честь старейшего рабочего предприятия) продолжал выпуск
продукции. Северный фасад б. Кузницы в это время еще сохранял тамбур на
правом углу, но уже утратил широкий вход по оси фасада. Оконные проемы
были одинаковыми по высоте, но имели разную ширину. Кровля на крыше,
насколько позволяет судить фотография 1928 года, была металлической.
Ремонтные работы на лесопильном заводе в начале 1920-х годов
проводились по проектам губернского архитектора Волошинова. Заключение
по этим проектам давал бывший губернский архитектор И.Ф. Носович.
В 1942 году завод вновь меняет свой профиль – на его
производственной площади размещается спичечная фабрика, эвакуированная
из Гомельской области. Именно с этого времени все здания б.
Сереброплавильного завода начинают подвергаться наиболее радикальным
реконструкциям.
Решением Алтайского райисполкома №244 от 7 июня 1974 года
исследуемое здание Кузницы было признано памятником архитектуры начала
ХIХ века в стиле классицизм и принято под охрану. Категория охраны –
местная.
Историк Л.А. Комаристая 10 июня 1988 года составила для
производственной группы Алтайского отделения ВООПИК Паспорт, в
котором рассматриваемый в настоящей исторической записке памтяник
обозначен как б. Заводская лаборатория, входящая в комплекс зданий
Барнаульского сереброплавильного завода. Автором памятника указан
инженер-строитель М. С. Лаулин.
В настоящее время здание б. Кузницы полуразрушено, носит следы
неоднократных реконструкций вследствии неоднократных изменений
функционального назначения. Высокий культурный слой поднялся гораздо
выше отметки пола, что приводит, с одной стороны, к нарушению
гидроизоляции и намоканию кирпичной кладки, и с другой стороны, ведет к
значительному искажению первоначальных пропорций памятника.
На основании изучения современного состояния памятника, а
также исходя из его историографии, можно сделать следующие выводы.
Исследуемый памятник создавался как вспомогательное
производственное здание в составе комплекса Барнаульского
сереброплавильного завода.
Первоначальное назначение здания – кузница. Первые сведения об
этом памятнике относятся к концу ХVIII века, следовательно, возраст здания
составляет около 200 лет. На протяжении этого времени функциональное
назначение здания менялось, и оно последовательно совмещало функции
кузницы, сереброразливочной, пробирной, слесарной, лаборатории, жилой
квартиры, производственного помещения лесопильного завода, цеха
ширпотреба спичечной фабрики.
Неоднократные реконструкции и ремонты в течение двух столетий
вызвали изменения как в пластике фасадов здания, так и в его планировке.
Наиболее ранней частью постройки с достаточной степенью
вероятности можно считать фундамент и цокольную часть. Этот фрагмент
здания мог быть создан еще в конце ХVIII века, о чем свидетельствует
отделка цоколя чугунными плитами. Планировка северо-восточного крыла
здания не претерпела никаких изменений за два столетия. Эту планировку
можно видеть на чертеже кузницы второй половины ХVIII века, подписанном
К.Д. Фроловым. Средняя же часть здания, запроектированная изначально под
кузнечный цех и потому представлявшая собой единое пространство, со
временем была перегорожена массивными кирпичными стенами толщиной
600-700 мм.
К концу ХVIII – первой трети ХIХ века относится создание тех
фрагментов стен, которые сложены из большеразмерного кирпича.
Критерием для их определения должны служить размеры кирпичей с
обнаруженными клеймами. К этому же периоду строительства относится
фрагмент фриза, сохранившийся на левой части южного фасада, а также
слуховые окна на фронтонах.
Особого внимания и изучения заслуживает устройство крайнего
левого оконного проема на современном северном фасаде. Исследователь М.
Юдин отмечал применение в конце ХVIII века в оконных и дверных проемах
кирпичных производственных зданий аналогичной железобетонной
перемычки: «Она имела три стержня из полосового железа сечением 20 х 60
мм, уложенных по верху перекрываемого пролета на ребро. По этой
арматуре возводилась клинчатая кладка на известковом растворе» /10/.
При воссоздании интерьера здания следует иметь в виду, что
характерной особенностью заводских строений конца ХVIII века являлись
полы, «выстланные «чугунными досками» или кирпичом» /4/. « В молотовых,
кузнечных фабриках полы настилались чугунными плитами, как и в
отдельных помещениях заводских химических лабораторий; в барнаульской
горной аптеке имелись полы из кирпича; в складских и других
вспомогательных постройках полы настилались сосновыми досками по
балкам».
Крыша здания могла быть устроена с использованием систем
металлических конструкций — такие устройства часто встречаются в
проектах производственных сооружений Алтайских и Нерченских заводов.
Другие особенности здания Кузницы отмечены на чертежах второй
половины ХVIII века и 1807 г., представленных на рис. и рис. . В качестве
аналога на рис. представлен чертеж здания кузницы Нижне-Сузунского
завода, чья пластика фасадов весьма близка рассматриваемому памятнику.
Обобщая рассмотренные материалы, можно сделать вывод, что
планировочное, объемное и конструктивное решение здания Кузницы конца
ХVIII – первой трети ХIХ века складывалось под влиянием
производственной технологии, уровня развития строительного дела, а также
в общем русле доминирующего архитектурного стиля российской провинции
того времени.
Композиция фасадов решена с помощью следующих приемов стиля
классицизм:
1. Симметричное строение фасада.
2. Применение равномерного ритма оконных и дверных проемов.
Входы как ответственные утилитарные и композиционные формы
пластически обогащены рустом и дополнены тамбуром.
3. Выделение средней (главной) части здания путем соответствующего
расположения наиболее крупного помещения.
4. Наличие фронтонов на боковых фасадах здания.
Предельная строгость и лаконичность в оформлении фасада
позволяет предположить воздействие хронологически более позднего, более
зрелого этапа русского классицизма – ампира. Для этого этапа характерно
исчезновение дробности в пластике фасадов.
Что касается утрат во внешнем облике и в планировке памятника с
конца ХIХ века и до настоящего времени, то нет никаких оснований считать,
что эти изменения вытекали из каких-либо проектных требований. Это
результаты текущих ремонтов и локальных реконструкций.
Необходимо добавить, что именно в 1830-х годах комплекс б.
Барнаульского сереброплавильного завода имел наиболее цельную
стилистическую выразительность. Именно в Барнаульском заводском
архитектурном ансамбле впервые в Сибири была поставлена и решена
задача создания художественного образа промышленного сооружения.